|  ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА Волосовского района Ленинградской области.  |  Издается с 1 мая 1931 года.

Материалы

Ты приведи меня, дорога, к храму

Продолжаем публикацию материалов краеведа Дмитрия Васильева о забытых страницах истории нашего района.

Бегуницкий храм

Судьба церкви Архистратига Михаила в Бегуницах самобытна, интересна, трагична и является отражением истории православия России.

Древняя Новгородская область разделялась некогда на пять частей, носивших название пятин, а каждая пятина - на множество более или менее обширных округов, именовавшихся погостами, из которых в каждом было свое главное селение.

В северной части современного Волосовского района находилась значительная территория Ильинского Замошского погоста Копорского уезда с центром в селении Богуничи (Бегуницы). Название этого населенного пункта происходит от слова «богун» - так называли славяне растение багульник.

По данным писцовых книг 1500 года, в Бегуницах действовала деревянная церковь Ильи Пророка - повелителя грома, небесного огня, дождя, покровителя урожая и плодородия. Именно от этого зависела жизнь народа, проживавшего на этих землях. В 1582 году Копорский уезд был захвачен шведами, но в 1590-1611 отвоеван московскими войсками, затем вновь захвачен шведами и включен в состав Ингерманландии. В 1703 году уезд отвоеван Шереметевым. В результате этих военных действий церковь Ильи Пророка подверглась разорению. С ее исчезновением центр погоста переместили в село Горки (сейчас Лопухинское сельское поселение) и погост стали называть Горский. Ближайшие церкви погоста - в Копорье и в Горках. Удаленность приходской церкви не позволяла регулярно посещать ее: «понеже оная деревня стала за реками и болотами, и осенным временем и весною бывает великоерозлияние воды и грязи».

В 17 веке в Бегуницах была построена деревянная часовня - единственная на погосте, посвященная Михаилу Архангелу. В это же время построили часовню Преображения Господня в Рукулицах. Во время праздника прихожане приносили в нее и домовые иконы. Позднее часовни построили в соседних деревнях: в 1729 году - в Зябицах, 1728 году - в Местаново.

В 1736 году князем генерал - фельдмаршалом А.М. Голицыным была заложена в Бегуницах деревянная Михайловская церковь с Ильинским приделом. После завершения строительства (1737 год) из Исаакиевского собора был направлен дьячок Иван Матвеев с производством в священники новоотстроенной церкви. Михайловская церковь простояла 86 лет. В 1822 году она сильно пострадала от пожара.

В 1793 году генерал-майор Александр Иванович Рамбург пишет в Священный синод прошение «о разрешении на постройку каменной церкви в селе Бегуницы Ораниенбаумского уезда взамен обветшавшей». Строительство было начато в 1800 году и продолжалось 12 лет. Церковь представляла собой прямоугольное здание с прямоугольным же приделом с южной стороны храма и портиком по правому фасаду. Церковь имела притвор и сложную (пятигранную) апсиду. Здание не обладало привычными сводами, а перекрывалось деревянными балками. Колокольня устроена в одной связи с церковью и закончена куполом на четырех угловых деревянных стойках, обитых тесом. В 1891 году над притвором вместодеревянной была построена каменная колокольня по проекту архитектора Виктора Игнатьевича Фиделли (15.01.1857 – 30.10.1916). Работы по возведению каменной колокольни производились под наблюдением архитектора В.И. Лименфельда и были окончены 20 августа 1891 года.

Петербургский архитектор Виктор Игнатьевич Фиделли- участник строительства Храма Спаса на крови; московский художник, писатель и издатель журналов "Зарево" (1906 г.), "Детский мир", "Юношеская энциклопедия" и др. Вольнослушатель Академии художеств с 1875 года; ученик с 1878 года. В 1883 году получил серебряную медаль и тогда же окончил курс наук. Имел звание классного художника 3 степени. Известны его работы: доходный дом великого князя Петра Николаевича на Петроградской стороне, часовня во имя Рождества Иоанна Предтечи в деревне Заполье Лужского района.

В 1813 году протоиерей Воскресенской церкви Иоанн Бедринский освятил выстроенную в селе Бегуницы Ораниенбаумского уезда церковь святого Архангела Михаила Архистратига.

Иван Иванович Бедринский был сыном священника и учился в Александро-Невской семинарии. По окончании курса он некоторое время состоял учителем латинского языка в той же семинарии и инспектором. В 1791 году, до посвящения в диаконы, Бедринский был назначен в Смольный монастырь, а через год переведен в церковь Вознесения Господня, где через два года (1794) посвящён в сан священника. С 1796 по 1800 годы он состоял увещателем подсудимых в разных присутственных местах.

В 1809 году произведен в протоиереи Воскресенской церкви и в то же время определен законоучителем пансионеров, обучавшихся в иезуитском училище, где пробыл до средины 1811 года, когда его назначили благочинным Воскресенской церкви, цензором над проповедниками и членом цензурного комитета при Санкт-Петербургской духовной академии. В 1814 году Бедринский переведен протоиереем в Казанский собор. Здесь он оставался до самой смерти.

Последним настоятелем храма Архистратига Михаила был священник Николай Степанович Шенрок. Он родился в семье крупного русского царского чиновника. Его отец, по вере католик, был тайным советником, начальником государственного департамента, в 70 лет принял православие. Мать была православная из рода Загряжских, подаривших России красавицу Наталью Гончарову — жену Пушкина. Мать Николая была образованной и очень красивой женщиной. Своих семерых детей она воспитывала в страхе Божием и в благоговейном уважении к Священному Писанию.

Образование отец Николай получил на Украине, где окончил пастырские курсы после гимназии. Посвящение в иерейский сан произошло в 1912 году. С 1915 по 1916 год отец Николай служил в Тульской епархии. С 1916 года и все последующие тяжелые годы революции, Гражданской войны и годы советской власти он служит в разных сельских приходах Ленинградской епархии. С 8 июля 1923 по март 1924 Николай Степанович был священником в церкви Архистратига Михаила села Бегуницы. После 1935 года отец Николай переезжает в Ленинград и служит уже в городских храмах. Последнее его место служения, уже перед началом войны,- храм Иова Многострадального наВолковом кладбище.

Когда началась война, отец Николай со своим семейством оказался на станции Сиверская, которая очень скоро была оккупирована немецкими войсками. Сыновья Алексей и Николай были призваны в Красную армию и, а трое других детей жили вместе с ним на станции Сиверская – Серафим, Сергей и Вера.

Относительно отца Николая у экзарха Прибалтики Сергия (Воскресенского) были свои планы: он прочил его на Псковскую епископскую кафедру.Но отец Николай отказался от епископства. Его назначили заместителем (помощником) Псковской Миссии. Деятельность Миссии происходила в сложнейших условиях немецкой оккупации.

В 1944 году начались аресты членов Псковской Миссии. Арест отца Николая произошел незаметно: пришедший лейтенант тихо попросил пройти с ним в учреждение для небольшого собеседования. Отец Николай, не попрощавшись с семьей, ушел и вернулся к ней только через 11 лет. На следствии он не дал никаких собственноручных показаний. 11 января 1945 г. дело было передано в военную прокуратуру с предъявлением обвинительного заключения, а затем - в суд военного трибунала НКВД Ленинградского округа, который приговорил священника к 15 годам исправительно-трудовых работ, лишению прав на пять лет без обжалования и полной конфискации имущества. Его осудили за измену Родине.

Отбывал свой срок отец Николай «со всем терпением и незлобивым всепрощающим чувством, которое присуще было многим осужденным пастырям». Сведения о периоде его пребывания в лагере его семья получила уже после его смерти от некоего чеха из-за границы, который рассказал, что батюшка Николай был очень болезненным, хрупким (хотя семья его помнила высоким, плечистым, "истым варягом"), но несмотря на свои болезни и физическую немощь, был очень бодрым, открытым, доброжелательным ко всем и всегда.Иногда он совершал небольшие молебны в лагере, но сам молился беспрестанно день и ночь! Николай Степанович был освобожден 10 ноября 1955 года по Указу от 17 сентября 1955 года. Был реабилитирован в 1956 году "за отсутствием состава преступления". Те, кто знали отца Николая, часто удивлялись тому, как много и горячо он молился. Чувствуя, что силы на исходе, уволился за штат. Но не выдержал и стал временно исполняющим: заменял заболевших священников или уходящих в отпуск.

После окончания гражданской войны, когда в России наступил голод, принявший в некоторых губерниях угрожающие масштабы, большевистский ЦК принял решение воспользоваться этим обстоятельством для нанесения удара по Православной Церкви. 23 февраля 1922 г. был издан декрет ВЦИК «об изъятии церковных ценностей для нужд голодающих». Митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин с самого начала выражал желание достичь компромисса с властью по этому вопросу. Он смог договориться о том, что при изъятии ценностей должны были присутствовать представители духовенства, а предметы, имеющие особое значение для верующих, могли заменяться аналогичным металлом по весу. Однако власть сознательно использовала вопрос о церковных ценностях для того, чтобы начать мощную антицерковную кампанию. Летом 1922 года в Петрограде над православным духовенством начался судебный процесс. Процесс проходил в зале бывшего Дворянского собрания. На скамье подсудимых оказались 86 обвиняемых. По сценарию властей, они оказались причастными к волнениям, которые происходили при изъятии ценностей из Петроградских церквей.

Трибунал приговорил к смертной казни 10 человек, включая митрополита Вениамина, архимандрита Сергия (Шеина), адвоката И. М. Ковшарова и профессора Ю. П. Новицкого. Им вменялось в вину «распространение идей, направленных против проведения советской властью изъятия церковных ценностей, с целью вызвать народные волнения для объединения с международной буржуазией против советской власти». Митрополита Петроградского и Гдовского Вениамина расстреляли.

В начале 1930 годов поруганное здание храма Архистратига Михаила было переоборудовано под сельский Дом культуры, а потом в мастерские. Прошли десятилетия, сменилось не одно поколение сельчан, многие забыли, что здание мастерских являлось храмом. Старожилы, правда, рассказывали, что после закрытия храма верующие забрали себе некоторые иконы. Спустя много лет частичка одной из них - голова Архангела Михаила - вернулась в возвращенную общине церковь.

Подготовила Н. БОГДАНОВА

 

Фотогалерея






К списку материалов

Главные материалы