|  ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА Волосовского района Ленинградской области.  |  Издается с 1 мая 1931 года.

Новости

На дальней станции сойду...

 

Предлагаем вашему вниманию очередной материал краеведа-любителя Дмитрия Васильева.
Все знают: если к населенному пункту нет дороги, жизнь там не удалась. Крупные, оживлённые транспортные магистрали возникали между крупными поселениями, ну а те, что поменьше, в свою очередь, нанизывались уже на эту дорогу, поскольку на проезжающих всегда можно заработать.
Нарвский тракт - одна из старейших "окультуренных" дорог России. Именно она вела из Петербурга в Европу, куда в XVIII-XIX веках значительно увеличился поток путешественников из России, как по государственным делам, так и по личной надобности. Ездить предпочитали именно этим путем, так как дороги Лифляндии и Эстляндии были устроены лучше, а также лучше была развита инфраструктура для проезжающих - трактиры, постоялые дворы, гостиницы.
В 1722 году по указу Петра I были построены первые ямские дворы по Ревельскому тракту. По нему возили казенную почту. Первоначально в четырех деревнях (Кипень, Каськово, Чирковицы, Ополье) и городе Нарва были построены деревянные почтовые дома. В царствование Елизаветы Петровны, в 1741 году, было устроено почтовое сообщество по всем губерниям и провинциям. Немного позднее разрешили прием посылок. Незадолго до визита Екатерины в Ямбург, 
22 марта 1770 года последовал Указ "О новом учреждении почты по Нарвской дороге", по которому от Санкт-Петербурга до Нарвы учреждены были "6 почтовых станов и на всяком по 25 лошадей". Для содержания почт царица приказала с крестьян собирать в казну по 20 копеек в год с каждой души.
Кроме 25 лошадей, на каждой почте полагалось содержать: 10 почтальонов, фуры, сани с кибитками, седла и сбрую, кожаные чемоданы и переметные сумы, а также "почтовую ливрею на 10 человек почтальонов". Форма выглядела нарядно: красные кафтаны, которые надевались прямо наверх повседневной одежды, такого же цвета картузы. Почтальоны носили на груди медный Государственный герб, а на дуге - колокольчик, через плечо - на гарусном шнурке рожок". Запрещалось носить лапти, лишь кожаная обувь была достойна почтальона.
Содержатели почтовых станций, бывшие вольными людьми, именовались важно - "пост-комиссары" - и состояли в ранге 12 класса. Они имели "право гостиников" и могли продавать проезжающим французскую водку, виноградные вина и английское пиво. Каждые 15 лет проводился конкурс на замещение должности содержателя стана, обладавшего большими правами и обширными возможностями.
Проезжающие обязаны были оплачивать прогоны из расчета 12 копеек за 10 верст за одно место и 8 кг багажа. Можно было заказать и 25 лошадей, но за двойную цену, уплаченную за одни сутки вперед или даже 50 лошадей, но за неделю вперед по договорной цене. Курьеры пользовались особым статусом: их запрещалось задерживать на станции более 10 минут. Скорость доставки посылок летом была - 12 верст в час, а зимой - 8. Из Нарвы в Петербург почтовая фура проезжала за 1 сутки. Загрузка этой почтовой фуры составляла: 6 человек пассажиров, плюс 3 пуда багажа, плюс 6 пудов посылок. За один фунт (400г) посылки платили 2 копейки.
Приезжающие обязательно имели "подорожную" - документ, удостоверяющий личность человека и его командировку. Выдавались "подорожные" губернскими начальниками или городничими. Без "подорожной" на станцию не заходили, да и вообще не ездили, кроме беглых людей и разбойников.
К началу XIX века деревянные строения почтовых станций обветшали, и было решено строить новые каменные - "по удобности на тех же местах, где стояли почтовые дома". Из средств почтового департамента выделили 150 тысяч рублей на строительство пяти почтовых станций на Нарвском тракте. Строительством их занимался учреждённый в 1806 году строительный комитет при департаменте внутренних дел. Членами комитета были назначены инженер Экесперри и архитектор Руска (1758 - 1822), который и стал автором проекта каменных почтовых станций на Нарвском тракте.
Много народу перебывало на почтовых станциях, в том числе и царствующие особы. Желая сделать удовольствие супруге Елизавете Алексеевне, император Александр I пригласил в Россию отца и мать Елизаветы - наследного маркграфа Баденского, Карла Людвига и его жену - маркграфиню Амалию, урожденную принцессу Гессен-Дармштадскую. Предложение государя было принято Баденской четой с радостью, и они прибыли в Петербург. Вместе с родителями в Россию приехали две сестры императрицы, Амалия, Мария, и ее брат Карл.
Глубоко тронутая свиданием с родными, которых Елизавета Алексеевна выехала встретить в Каськово, она, "обняв горячо любимого отца, безмолвно припала к его груди и долго не могла оторваться от него и из объятий нежно любимой ею матери". В Каськово состоялся семейный обед, на котором присутствовала юная великая княгиня Анна Федоровна. После обеда они продолжили путешествие на Кипень и Стрельну, где их встретил император Александр.
Любопытен и такой факт. На каждый проезд высочайших особ (великие князья, иностранные особы королевских кровей) составлялись специальные сметы по оплате постоя этих лиц на почтовых станциях. Так, например, проезд Великой княжны Марии Павловны в августе 1808 года по Нарвскому тракту обошелся казне в 3000 рублей за 139 верст дороги. В стоимость этих расходов входила оплата свечей, дров, фейерверков, доставка личных перин, одеял и подушек, оплата цветов и т.д. Кстати, проезд прусского короля в том же году обошелся русской казне всего в 959 рублей.

Подготовила Н. Богданова

К списку новостей

Главные новости