|  ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА Волосовского района Ленинградской области.  |  Издается с 1 мая 1931 года.

Новости

«Все продумано так, чтобы гарантировать неподкупность судейства»

Конкурс «Лидеры России» — социальный лифт для талантливых и современных управленцев. В прошлом году на него зарегистрировались почти 200 тысяч человек, в финал вышли 300, победителями стали 103, новые назначения получили около 70. В этом году ожидаются еще больше участников, в том числе за счет притока русскоязычных иностранных специалистов. Уже в первые сутки после регистрации количество заявок превысило 24 тысячи. Как при таком людском потоке возможно обеспечить объективность результатов, а также гарантировать, что победители — это именно те люди, на поиск которых брошены колоссальные ресурсы, рассказал «Газете.Ru» председатель экспертного совета конкурса, кадровый консультант с двадцатилетним стажем Павел Безручко.

– На пресс-конференции многие спикеры, включая Сергея Кириенко, говорили о своем желании видеть на конкурсе больше женщин. У вас не было идеи ввести квоты, чтобы выровнять гендерный дисбаланс?

– Нет, это в корне убило бы сам принцип конкурса, который заключается в том, чтобы абсолютно все участники находились в равных условиях конкуренции.

Не говоря уже о том, что такой подход довольно сексистский.

Женщины, которые приняли участие в прошлом конкурсе, показали прекрасные результаты, и мы надеемся, что в этом году процент участниц будет больше.

– В этом году возрастную планку повысили до 55. А почему вообще не отменили?
– Во-первых, потому что есть законодательно установленные возрастные ограничения при назначениях на управленческие должности в государственном аппарате.

Во-вторых, конкурс нацелен на кадровое обновление, преемственность управленческих традиций и практик через систему наставничества, а это все-таки предполагает ориентацию на новые, молодые поколения.

Но мы посмотрим, как конкурс будет развиваться, как покажут себя новые участники, и, возможно, когда-нибудь придем и к этому.

– Почему к конкурсу не допускаются финалисты и победители прошлого конкурса? Чтобы знание правильных ответов не давало им преимуществ при прохождении тестов?
– Не поэтому. Мы полностью, на 100 процентов, обновили банк заданий, так что победители были бы в тех же условиях, что и остальные конкурсанты. Однако у них есть естественное преимущество — уже подтвержденная первым конкурсом высокая управленческая квалификация, которая дает им хорошие шансы на новую победу.

Но они уже воспользовались теми ресурсами, которые государство готово предоставить для развития перспективных управленцев, — образовательными грантами, взаимодействием с наставниками, кто-то вошел в программу развития кадрового управленческого резерва, кто-то получил назначение — теперь нужно дать место другим.

Что касается других конкурсантов прошлого года, мы только поощряем их участие, потому что у каждого должно быть столько попыток, сколько он готов сделать, чтобы добиться успеха. В этом и заключается смысл социальных лифтов.

– Можно ли подготовиться к заданиям конкурса? Ведь если задать в поисковой системе вопрос, связанный с прохождением конкурса, всплывают соответствующие предложения…
– Вокруг конкурса, к сожалению, формируется фейковая активность, на которую мы не можем повлиять, кроме как еще раз повторить всем и каждому: не нужно искать задания конкурса в интернете, их там нет, не будет и не может быть. Повторюсь — у нас в этом году новый состав тестов и в каждом тесте полностью новый, созданный специально для конкурса банк вопросов, который недоступен никому, кроме разработчиков.

Их не могут купить ни физические, ни юридические лица, к ним не имеет доступа даже Наблюдательный совет конкурса.

Да, можно потратить деньги и пройти какие-то сомнительные тесты или приобрести «комплект ответов» — возможно, удастся получить даже какой-то образовательный эффект, но только не надо иллюзий. Эффективность этих действий для успешного прохождения «Лидеров России» будет примерно такая же, как раздобыть билет ЕГЭ позапрошлого года, причем один из тысячи. Потому что банк заданий в «Лидерах» в 10 раз превышает количество вопросов. Для примера: в тесте их 100, а в банке тысяча, компьютер их перемешивает и выдает случайным образом.

Пресс-служба Конкурса управленцев «Лидеры России»

– В этом году вы отказались от выявления нарушителей при помощи атипичных протоколов и ввели обязательный очный ретест для всех полуфиналистов. С чем это связано? У вас были основания сомневаться в полуфиналистах прошлого года?
– Таким способом мы хотим обеспечить абсолютную прозрачность всех процедур конкурса. И мы сами, и Наблюдательный совет, и вся страна уже точно видят и знают, что именно этот тест участник проходит лично — потому что попасть на очный этап можно только при предъявлении паспорта, а любое жульничество под контролем наблюдателя просто технически невозможно.

Если человек самостоятельно выполнил все задания дистанционного этапа, он сможет подтвердить свой результат.

Так что это еще и дополнительный защитный барьер. А также дополнительная мотивация к честности — нужно потратить время (а если ты приехал из другого города или другой страны, то еще и деньги на дорогу, чтобы принять участие в ретесте), поэтому мы надеемся, что среди нечистых на руку участников на этом этапе произойдет самоотсев.

– А как вы обеспечиваете объективность результатов в очных мероприятиях? Ходят слухи, что в некоторых российских регионах прохождение полуфинала можно купить…
– Не надо верить вбросам недоброжелателей. Давайте я вам расскажу, как устроена процедура оценки на очных мероприятиях, а вы посчитаете, какие это должны быть затраты и насколько они целесообразны. На очном этапе каждый участник имеет дело с большим количеством людей. За его работой следят независимые оценщики. Независимые они потому, что не связаны с какими-то властными или иными местными структурами. Это HR-эксперты, специалисты из сферы кадрового консалтинга, главный ресурс которых — их профессиональная репутация. Помимо профессиональной репутации они дорожат своей свободой.

На этом проекте они должностные лица при исполнении, а получение взятки — это уголовное преступление. Сколько нужно денег, чтобы подкупить такого человека? За работой каждого участника наблюдают, сменяя друг друга, 3-4 эксперта. В свою очередь, их действия контролируют старшие оценщики.

На оценочных мероприятиях также присутствуют представители Наблюдательного совета, которые посвящены в тонкости процедур оценки. Коррупционная схема с задействованием всех этих людей не только невозможна (давайте уважать авторитет наших оценщиков и представителей общественности в Наблюдательном совете), она, извините за цинизм, просто нецелесообразна. Человеку с таким количеством денег в принципе не нужен этот конкурс.

Все очные мероприятия продуманы так, чтобы гарантировать неподкупность и объективность судейства.

И это не только профессиональные принципы экспертного совета, который их разрабатывал, это изначальный запрос общества. Потому что все хотят видеть на руководящих должностях умных и способных, «блатных» уже видели.

Материал взят с сайта: https://www.gazeta.ru
Ссылка на оригинал: https://www.gazeta.ru/politics/2018/10/12_a_12018571.shtml?updated

К списку новостей

Главные новости