Новости

Медиапроект “Армия - путёвка в жизнь”. "Русский солдат - это легенда"

Медиапроект “Армия - путёвка в жизнь”.  "Русский солдат - это легенда"
Новости

Военно-полевой выезд к границе с Чеченской Республикой. На снимке вместе с протоиереем Димитрием Звездилиным атаман казачьего подразделения и военнослужащие мотострелковой бригады

Страну защищает армия, состоящая из обученных людей, готовых добровольно служить своей Родине. Святой праведный отец Иоанн Кронштадский напоминал, что Отечество земное - это преддверие Отечества небесного, которое нужно горячо любить и быть готовым положить за него душу. Димитрий Звездилин, протоиерей, настоятель кафедрального собора Рождества Пресвятой Богородицы, стремясь идти от земного к горнему, избрал путь священства. Он рассказал о своем жизненном опыте, о семье, в которой служба Отечеству ставилась на первое место, и важной роли священников в Вооруженных силах.


Дед Димитрия Звездилина


Семья - плацдарм, где формируется характер

- Отец Димитрий, скажите, как, по-Вашему, семья влияет на фомирование юноши, будущего призывника?
- Для меня, безусловно, всё это - любовь к армии, к военной форме, ко всему, что с этим связано, - произошло под влиянием отца. Так сложилось, что папа лет, наверное, с шести очень чётко обозначил моё будущее. Неотъемлемой частью моей жизни были и ежедневные тренировки, и утренние пробежки, и спортивные занятия. Даже какое-то время отец решил, что я непременно должен поступить в училище при КГБ, потому что один из наших родственников занимал высокий пост в этой структуре. Но я с ребятами со двора мечтал о Воздушно-десантных войсках.
Мой отец был военнослужащим. Много лет отдал исполнительной системе. Мой дед - моряк-чернофлотец - много лет воевал в годы Великой Отечественной войны на Чёрном и Каспийском морях.
Семья - это тот плацдарм, на котором формируются душа и понятие о мире человека. Я родился на Северном Кавказе в Республике Азербайджан. Потом уже узнал, что являюсь дальним потомком казаков, которые осели там ещё в конце 17-го, начале 18-го веков. Пограничные казаки и мой род по отцовской линии держат начало оттуда. С детства приходилось видеть суровых интересных мужчин, которые тоже влияли на моё формирование.

Служба у храма св. благоверного князя Александра Невского, возведенного на территории воинской части в г. Зеленокумске


- У Вас прямая дорога была в военное училище или в армию. Как получилось, что Вы попали в семинарию?
- Родители отдали меня в школу рано - с пяти лет, поэтому окончил её в 15 лет. Все мои одноклассники пошли в армию. В военкомат я ходил два раза, в 16 и 17 лет, просил, чтобы меня призвали. Но мне сказали, что я ещё маленький, надо подрасти.
Как раз в этот период я поступил в Ставропольскую духовную семинарию. Господь определил мой путь как священнослужителя. К моему ужасу, клириков в то время не призывали в армию.
Но, наверное, видя моё расположение, мои намерения, Господь определил таким образом, что, став священнослужителем, я практически всю свою жизнь был связан с армией.
В частности, служил на Северном Кавказе в Ставропольском крае на границе с Чеченской Республикой, где в тот период шли военные действия. Я был духовником и наставником военнослужащих тех частей, которые там располагались. Среди них были воинские подразделения мотострелков, военной разведки. Неоднократно я сам становился участником некоторых таких небольших миротворческих операций, за которые мне вручили ряд ведомственных наград как священнослужителю, участвующему в жизни воинских подразделений.
- Во все времена в Российской армии были священнослужители, которые духовно поддерживали воинов. У Вас было чувство, что бойцы нуждаются в поддержке?
- Труд священников в воинских частях очень важен. Настроить бойцов, поддержать их, выслушать, укрепить там, где им может быть боязно, где волнительно, где страшно. Священник, конечно, для них в этом случае выступает не то чтобы гарантом спокойствия, но он даёт чувство уверенности.
С людьми, которые участвовали в боевых операциях, я разделял психологические, духовные трудности, которые они испытывали после участия в боевых действиях.
Неоднократно посещал госпитали и участвовал, скажем так, в реабилитации солдат, получивших тяжёлые ранения. И отклик, конечно, был.
Благодаря моей дружбе и тесному личному общению с боевым офицером Александром Бурдовым на территории воинской части был построен храм Александра Невского. В нём в течение многих лет я был духовником, воспитателем, наставником многих военнослужащих, крестил сотни солдат.

Отец Димитрия Звездилина - Михаил Александрович (на переднем плане) - во время прохождения срочной службы в 70-х годах


Практически каждый выход сопровождался особыми молебнами. Мы окропляли водой и оружие, и технику, и самих солдат, и бойцы понимали, что за них молятся. Потом служили благодарственные молебны в храме Александра Невского, и это, конечно, накладывало определённый отпечаток на дух и состояние воинов.
Многие из них рассказывали, что когда в чрезвычайно сложных обстоятельствах наши ребята слышали страшный для многих солдат, служивших на Северном Кавказе, клич «Аллах Акбар!», то кричали в ответ: «Христос воскресе! Воистину воскресе!». И Господь действительно помогал им, поддерживал во время этих боевых действий.
Не случайно говорят, что на войне неверующих не бывает. Там все крестятся, молятся. Практически у всех солдат есть образы, иконы, которые они носят с собой и которые хранят и оберегают их.
- За время службы перед Вашими глазами прошло много новобранцев, парней, пришедших в армию. Менялись ли ребята? Что давала им служба в рядах Вооруженных сил?
- Я своими глазами видел, что многие мальчики, которые приходили после принятия присяги, крещения, после того как проходило полгода, год службы, менялись. Обретались черты будущего мужчины, защитника Отечества. Чаще всего ребята, приходившие на службу, совсем не имели никакого понятия о дисциплине. А в армии они приобретали все необходимые навыки для будущей жизни.
Человек, подготовленный и духовно, и физически, безусловно становится вот тем легендарным русским воином, которого великий полководец Александр Суворов называл чудо-богатырями. И русский солдат - это легенда. Это человек, не способный стрелять в спину, не способный на предательство. Человек, не способный обидеть или оскорбить слабого.
Сегодня срочная служба длится всего один год. Но за этот период можно обучиться огромному количеству навыков, не только связанных с боевыми действиями воинской службы, но и элементарным практическим вещам. Это помогает стать абсолютно самостоятельным. Каждый солдат - это, если хотите, отдельная воинская часть.
Многие клирики нашего Приозерского благочиния Выборгской епархии, прежде чем выбрать путь священства, прошли срочную службу в армии, и это дало им неоценимый опыт.

На службу досрочно

Андрей Виноградов, настоятель храма Святой Троицы в пос. Мельниково, во время прохождения воинской службы в Войсках противовоздушной обороны в 1988 году


Андрей Виноградов, настоятель храма Святой Троицы в пос. Мельниково:
- Мне хотелось пойти в армию. Я вырос, так скажем, на маминых и бабушкиных пирожках, как тепличное растение, и мне не хватало мужских качеств. Хотя я и занимался спортом, но это были игровые виды, не было ничего такого серьезного. Поэтому я даже досрочно написал диплом, пришел в военкомат и попросил, чтобы меня призвали раньше на полгода. Я очень хотел служить. Я узнал изнутри армейскую службу, её сложности и рад, что прошел этот путь.

За спиной - огромная страна, огромная армия

Александр Семенов, секретарь Приозерского благочиния Выборгской епархии, клирик храма Коневской иконы Божией Матери в п. Саперное:
- Я служил в Монгольской Народной Республике, хотя изначально хотел служить совсем в другом месте.
У меня в школе был приятель, постарше меня на пару лет. Вначале мы с ним крепко подрались, а потом крепко подружились. Как-то я пришел в августе в школу на медкомиссию и увидел его портрет в черной рамочке. Под ней было написано, что он погиб при исполнении интернационального долга в Афганистане. Я сразу по юношеской горячности пошел в военкомат и написал заявление, чтобы меня отправили служить в эту страну. К тому моменту я уже был приписан к ВДВ, так как занимался спортом, имел разряд. Но вышло по-другому - я оказался в Монголии. Находясь в другой стране, я на самом деле ощущал у себя за спиной и нашу огромную страну, и нашу огромную армию, то есть чувствовал, что я часть этого всего, и мне это нравилось

Анна ТЮРИНА